Aizel.ru

In LOVE with FASHION

В специальном проекте Aizel ко дню Святого Валентина Нью-йоркская модель Женя Катава примеряет лучшие летние наряды и крутит роман
со своим парнем Артуром Кульковым.

Фото: ДАНИЛ ГОЛОВКИН. Стиль: АЛЕНА ИСАЕВА

ISABEL
MARANT ETOILE,
льняная кепка
Evie
КУПИТЬ
SELF-PORTRAIT,
кружевное платье
КУПИТЬ
VALENTINO,
кожаная сумка
Rockstud
КУПИТЬ
MIXER,
платье из шерсти
мериноса
с кашемиром
КУПИТЬ
MARC JACOBS,
кожаные босоножки
КУПИТЬ
DOLCE & GABBANA,
платье с пайетками
COMING SOON
SVE,
шелковый клатч
с перьями
марабу Lemon
КУПИТЬ
ROMANCE
WAS BORN,
шелковое платье
КУПИТЬ
ESVE,
шелковый клатч
c перьями
марабу Lemon
КУПИТЬ
JEWEL MANIA,
серьги
с цирконами
Ellipse
КУПИТЬ
PROENZA SCHOULER,
шерстяное
платье
КУПИТЬ
MARC JACOBS,
кожаная сумка
КУПИТЬ
MARC JACOBS,
ботильоны
в пайетках
КУПИТЬ
VICTORIA VICTORIA
BECKHAM,
шелковая блузка
КУПИТЬ
VICTORIA VICTORIA
BECKHAM,
шерстяной джемпер
КУПИТЬ
MSGM,
юбка в клетку
КУПИТЬ
AQUAZZURA,
кожаные туфли
Fellini Pump
КУПИТЬ
MAISON MICHEL,
шляпа Elodie
КУПИТЬ
GIAMBA,
платье
с принтом
КУПИТЬ
ALEXANDER
WANG
, замшевые
босоножки
КУПИТЬ
MSGM, платье
в полоску
КУПИТЬ
GUCCI, хлопковая футболка
КУПИТЬ
3.1
PHILLIP LIM,
брюки
из жаккарда
КУПИТЬ
GUCCI,
кеды на
платформе
КУПИТЬ
WISDOM,
асимметричная
блузка
КУПИТЬ
VIVETTA,
юбка-трапеция
Istrice
КУПИТЬ
AQUAZZURA,
босоножки
КУПИТЬ
ZIMMERMANN,
шелковое платье
КУПИТЬ
MAISON MICHEL,
шляпа
Elodie
КУПИТЬ
3.1
PHILLIP LIM,
плиссированное
платье
КУПИТЬ
SUECOMMA BONNIE,
сандалии
на платформе
КУПИТЬ
MARC JACOBS,
платье с бантом
КУПИТЬ
RED VALENTINO,
кожаная сумка
КУПИТЬ
MARC JACOBS,
кожаные босоножки
КУПИТЬ
JEWEL MANIA,
серьги
с цирконами
Ellipse
КУПИТЬ
VALENTINO,
шелковое платье
КУПИТЬ
AQUAZZURA,
кожаные туфли
Christy Flat
КУПИТЬ
JACKY BLACK,
бабочка
“Single Malt”
КУПИТЬ
КУПИТЬ
NO.21,
платье в пол
КУПИТЬ
SUECOMMA BONNIE,
кожаные сандалии
КУПИТЬ
JEWEL MANIA,
серьги с цирконами
Ellipse
КУПИТЬ

Мужская одежда предоставленна: GUCCI, BOSS И CHRISTIAN LOUBOUTIN.

ФОТОФОТОГРАФ: Данил Головкин; АССИСТЕНТЫ ФОТОГРАФА: AWAIS BASHIR И АНДРЕЙ ХАРЫБИН;

видеоРЕЖИССЕР: ВЛАДИЛЕН РАЗГУЛИН; ОПЕРАТОР: ПЕТР БРАТЕРСКИЙ; МЕХАНИК КАМЕРЫ: АЛЕКСАНДР ЕРИЛИН; СВЕТ/ГРИП: ПАВЕЛ СЕМЕНОВ, ПЕТР СЕМЕНОВ И ВЛАДИМИР КРЯКОВ; МОНТАЖ: ЮРИЙ ГУСЕЛЬЩИКОВ; ЦВЕТОКОРРЕКЦИЯ: МАКСИМ МИРОНОВ; МУЗЫКА: ВАДИМ МАЕВСКИЙ. 

КомандаСТИЛЬ: АЛЕНА ИСАЕВА; МОДЕЛЬ: ЖЕНЯ КАТАВА И АРТУР КУЛЬКОВ; МАКИЯЖ И ПРИЧЕСКА: САВВА @ SAVVA.PRO И ЮЛИЯ ТИМОНИНА @ SAVVA.PRO; АССИСТЕНТ СТИЛИСТА: МАРТА ДУБНИЦКАЯ; ПРОДЮСЕР: НАТАЛИЯ ЧУДИНА; АРТ ДИРЕКТОР: АННА ЖАКЕВИЧ.

AIZEL.RU БЛАГОДАРИТ ОБЛАДАТЕЛЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ БАРНОЙ ПРЕМИИ «BAR PROOF 2016», В НОМИНАЦИИ «ЛУЧШИЙ КРАФТОВЫЙ БАР»  HAGGIS PUB & KITCHEN  ЗА ПОМОЩЬ В ОРГАНИЗАЦИИ И ПРОВЕДЕНИИ СЪЕМКИ 

встречный огонь

После съёмки для специального проекта Aizel.ru мы поговорили с моделями Женей Катавой и Артуром Кульковым о любви и дружбе, о переезде в Нью-Йорк, мужской обуви и одном великом дизайнере.

Фото со съемочной площадки: ВЛАДИЛЕН РАЗГУЛИН.

DIANE VON
FURSTENBERG,
шелковое платье
Havita
КУПИТЬ
ESVE,
шелковый клатч
с перьями марабу
Lemon
КУПИТЬ
ANTON HEUNIS,
кольцо
с кристаллами
КУПИТЬ
STELLA
MCCARTNEY,
шерстяной
комбинезон
КУПИТЬ
STELLA
MCCARTNEY,
шерстяной
комбинезон
КУПИТЬ
MARC JACOBS,
ботильоны
в пайетках
КУПИТЬ
ANTON HEUNIS,
кольцо
с кристаллами
КУПИТЬ
ZIMMERMANN,
шелковое платье
КУПИТЬ
LUDA NIKISHINA,
пальто из мохера
КУПИТЬ
RED VALENTINO,
кожаная сумка
КУПИТЬ

Aizel: Расскажите, давно ли вы познакомились и как?

ЖEНЯ: В августе 2014 года. Я только прилетела из Москвы и пришла на завтрак с подружками, а он уезжал. Самое смешное, оказалось, мы живём в трёх блоках друг от друга и за три года, что я жила в Нью-Йорке, ни разу не пересеклись…

Aizel: То есть вы не по работе встретились?

Ж: Нет. Но он понял, что я модель и начал меня искать в интернете. Нашёл. Написал мне в инстаграм, и через неделю мы встретились. Мы привыкали друг к другу около полугода – дружили, ругались – снова и снова, по две недели не виделись, опять встречались. Мы огненные знаки, он Лев, а я – Овен, поэтому нам иногда очень сложно друг другу что-то объяснить – каждый из нас всегда прав. И только спустя полгода он ПОНЯЛ, что влюблен.

АРТУР: О! Come on!

Ж: Да, так оно и было!… Он не любит говорить о чувствах.

Aizel: О чём ты любишь говорить, Артур?

А: Я люблю делать, а не говорить.

Aizel: Тогда скажи, что ты любишь делать.

А: Я люблю заниматься спортом. Я вырос на футболе. Вообще, спортивный стиль жизни мне нравится.

Aizel: Но ты же ещё чем-то занимаешься?

А: Да. Я начал заниматься своей линией обуви.

Aizel: С чего вдруг?

А: Не знаю. Мне обувь всегда нравилась… Я смотрю на обувь и думаю – блин! Не так уж тяжело это сделать! Мне очень нравится этим заниматься.

Ж: У него куча обуви! Я когда зашла – ахнула, у него там и кроссовки, и какие-то туфли… Я говорю: Артур! Зачем тебе столько обуви?! Он говорит – это «сэмплы»… Тут у него подошва, тут резинка, тут какая-то ещё штучка, там ещё что-то…

А: Это reserch-материалы… (Для исследований, новых разработок – прим. ред.)

Aizel: Чем твои туфли и кроссовки отличаются от других?

А: Мне кажется, обувь как колесо – невозможно снова его изобрести. Для меня главное, чтобы она смотрелась круто. Меня никогда особенно не волновал комфорт…

Aizel: Как называется твоя марка?

А: Between Rivers, «Между рек». Я ведь родом из города Междуреченска, и Нью-Йорк, где я теперь живу, тоже между двух рек – это всё как бы связано…

Aizel: Артур, сколько тебе было лет, когда ты в Нью-Йорк попал?

А: Я переехал в Штаты, когда мне было тринадцать. Мама была в Нью-Йорке уже шесть месяцев. Папа меня привёз и уехал обратно. И всё, я там остался. Нью-Йорк – это для меня дом. Не скажу, что родина.

Aizel: А вы голосовать ходили?

Ж: Я же не являюсь гражданином.

А: Я – нет. Мне кажется, оба кандидата го*но, зачем мне тратить своё время за оба го*на голосовать? Но если из двух, то лучше Трамп.

А: Дороги. Вот эта первая поездка из аэропорта, ты смотришь в окно, видишь длинные прямые дороги, кучу машин… И начинаешь понимать, что ты совсем не дома и ты здесь гость… А вообще первый год в Нью-Йорке был очень сложным.

Aizel: Трудно тебе язык давался?

А: Я думал, я вообще его никогда не выучу. Мне очень сложно было в школе первый год. Я постоянно плакал. Меня посадили в американский класс, где кроме математики я ничего не понимал. Они там в восьмом классе делали упражнения, как в первом классе нашей русской школы. А потом как-то чикнуло (щёлкает пальцами). Я пошел в 9 класс в другую школу, где английский был как второй язык. Там учились все: русские, китайцы, пакистанцы, и у всех английский язык был примерно на одном уровне…

Aizel: А как ты попал в модельный бизнес?

А: Когда я учился в университете, туда постоянно приходила скаут из модельного агентства. Она несколько раз ко мне подходила, и в какой-то момент я сказал ОК. Это было, наверное, лет пятнадцать-шестнадцать назад.

Aizel: Ты получаешь удовольствие от модельной работы?

А: Да нет – огонь прошёл. Первое время, когда начинаешь, да – все эти поездки, съёмки на хорошем локейшене, крутые места, где тепло, уютно, красиво, хай-фэшн. А потом начинают снимать одежду для каталогов, и от тебя хотят только «перёд, бок, зад»...

Aizel: Жень, а ты? Тебе ещё интересно? Сколько ты уже работаешь?

Ж: Этим летом было пять лет, как я живу в Нью-Йорке, в целом получается шесть. У меня тоже всё очень быстро получилось. Я в детстве чем только ни занималась… Помню как-то увидела модный показ по телевизору и сказала маме, что хочу быть моделью, а она надо мной посмеялась: «Ну да! Удачи!». Потом я занималась плаванием, но у меня начались проблемы с сердцем, пришлось что-то менять. Мама думала насчет бальных танцев, но я оказалась выше всех мальчиков, и мне не нашлось партнёра. А у нас в доме культуры оказалась секция дефиле – мы ходили по подиуму во всяких непонятных платьях из пакетов. В какой-то момент учительница мне сказала: «Жень, ты такая худенькая, высокая, надо тебе с этим что-то делать». Но мне к тому времени уже казалось это смешным: какая я модель? Я в себя вообще уже не верила – была гадким утёнком, надо мной всегда все смеялись. Я прятала свое лицо за чёлкой, красила волосы, и всё такое… Но в 15 лет меня всё-таки отправили в настоящую модельную школу. Там сказали сразу: «Перестань выщипывать брови, отращивай чёлку, смой всю краску – все должно быть «натуральным»… После одиннадцатого класса я улетела в Нью-Йорк. Всё произошло так быстро, что я даже не поняла, как там оказалась. Шла как-то по Брайтону вдоль океана и думала: «Ничего себе! Ещё две недели назад я сдавала экзамены в Белоруссии!»…

Aizel: А что тебе не нравится в работе модели?

Ж: Не нравится то, что часто я не могу распределить своё время так, как я хочу. Полететь на отдых – это целая трагедия. А ещё, наверное, мне мешает то, что я – русская душа.

Aizel: Что это значит?

Ж: Я люблю русскую культуру, слушаю только русскую музыку, стараюсь говорить постоянно на русском языке. Я себя чувствую здесь «просторнее», что ли. И иногда мне хочется просто улететь домой.

Aizel: Я слышала, вы снимались вместе для Dolce & Gabbana?

А: Мы для Dolce не снимались вместе ни разу, просто работали на дефиле.

Ж: На самом деле съёмка для Aizel – всего лишь наша третья общая работа.

Aizel: А какая твоя съёмка самая любимая?

Ж: – Первое, что в голову приходит, – это история для русского Numero, которую мы снимали с Максимом Репиным в прошлом году. Потом ещё я не забуду недавнюю кампанию духов – там была огромная команда, настоящие джунгли строили. Я такую команду вообще никогда не видела: чувак, который просто носит дерево, чувак, который просто носит фен, третий просто носит дым-машину. У одного ответственность – «бревно»: бревно влево, бревно вправо. Или пальма: пошевелилась – не пошевелилась. Музыка, туман, я чувствовала себя буквально в каком-то лесу. Я три дня снималась голышом. Мне нужно было десять раз вверх залезть, десять раз вниз, десять вверх – десять вниз. Я вспоминала детство, как я лазила по деревьям.

А: Сексуально хотя бы?

Ж: Ну да. Я же была пантерой. Ну и самая моя любимая съёмка – это купальники на Мальдивах. Я прилетела ночью, роскошный номер, выход к океану, но тьма – ничего не видно. И вот я выхожу на балкон через час и понимаю, что передо мной вода смешалась с небом, в середине солнце – такой красоты я не видела никогда. Мы были там пять дней, снимали только один день два часа, а все остальные дни я просто лежала на солнце…

Aizel: Артур, а у тебя?

А: О! Мне вообще трудно назвать – их слишком много было за шестнадцать лет. Но вот что запомнилось, это съёмки для GQ Тайвань – мы снимали в Лас-Вегасе с группой Цирка дю Солей шоу «О», оно полностью на воде. Мы снимали прямо в воде – артисты выступали, а я стоял и позировал. Этим же вечером меня пригласили сходить на это шоу – и дали билеты в первом ряду. Было круто.

Aizel: Жень, у тебя есть дизайнеры какие-нибудь любимые?

Ж: Знаете, я со многими работала. Но я выделяю для себя Джорджо Армани. Сейчас в шоу участвуют все эти social media, блогеры… А этот человек берёт на свои показы только тех моделей, каких он хочет, что б ему ни говорили. Когда он заходит на бэкстейдж, все замолкают – не потому, что его боятся, а потому, что уважают. Да, у него ещё такая хорошая память! Сколько ему? Восемьдесят три, по-моему. Он помнит меня и всегда подходит и говорит: «Белла пикколина!». Он контролирует всё, даже мейкап: вот набирают шесть девочек, им делают полный мейк, волосы разные, ставят всех в ряд, а он берёт карандаш в руки и начинает на лице тебе что-то рисовать. Ты стоишь и думаешь: «Ох, пожалуйста, глаз мне не выколи!». Мейкап у него – это всегда отсебятина, которую он сам придумал. И перед шоу он обязательно ещё что-нибудь поменяет. А ещё он постоянно издевается, если девочка идёт неправильно. Может сказать что-то вроде: «Ты что, наркоманка?»… Очень забавный и очень хороший.

Aizel: Для женщины какое главное качество?

Ж: Не знаю… Во-первых, мне кажется, самое главное – это вера в мужчину. Потому что, по-моему, мужчине это ОЧЕНЬ помогает.

Aizel: Артур, а ты что думаешь?

А: Понимание, я думаю.

Aizel: Артур, а твой главный недостаток какой?

А: Мой? Нетерпеливость, наверное. Да у меня много их! Плохие манеры… Женя знает.

Ж: Хм. Ну, мне кажется, я чересчур добрая иногда. У меня было очень много историй, когда я человеку открывалась, а моё доверие обманывали. И причём не какие-то просто знакомые, а именно близкие люди, с которыми я очень долгое время, общалась… И в какой-то момент я решила, что друзей больше не завожу.

Aizel: Ты шутишь?

Ж: Нет, серьёзно. У меня есть друзья, которые остались в Белоруссии. Так получилось, что мы, три лучшие подружки, жили на одном перекрёстке, нас так и называли «Три девочки с перекрёстка». Полтора года назад, когда мы последний раз собрались, мы созвонились, я говорю: «Ну чё, я на перекрёстке!» – «Ок! Две минуты!»… И мы опять встретились на перекрёстке и заплакали… Есть ещё одна подруга в Нью-Йорке. Это тоже человек, на которого я могу положиться. И всё. Поэтому я Артуру иногда завидую – он встречается со своими друзьями, они могут посмотреть футбол, пойти просто выпить пива, сходить на баскетбол, о чём-то поговорить, они приходят к нам. У меня такого нет.

Aizel: Женя, какая тебе вещь с сегодняшней съёмки больше всего понравилась?

Ж: Ой, мне понравилось бежевое платье, которое мы сегодня снимали, эти шляпы, чёрное Alexander Wang было красивое. И этот лук с губками…

Aizel: Ну всё, хорошо. Чем закончить?

А: Горячим поцелуем…

DIANE VON
FURSTENBERG,
шелковое платье
Havita
КУПИТЬ
ESVE,
шелковый клатч
с перьями марабу
Lemon
КУПИТЬ
DIANE VON
FURSTENBERG,
шелковое платье
Havita
КУПИТЬ
ESVE,
шелковый клатч
с перьями марабу
Lemon
КУПИТЬ
GIAMBA,
платье
с принтом
КУПИТЬ
GIAMBA,
платье
с принтом
КУПИТЬ
ALEXANDER WANG;
замшевые босоножки
КУПИТЬ